Земной дядюшка Спока signor Batulini (b_graf) wrote,
Земной дядюшка Спока signor Batulini
b_graf

Основное содержание записи устной истории 1990 г.

Тетушка приехала с дачи, но мемуаров все не пишет. Тогда я за нее - буду выкладывать сабж (курсовую работу на первом курсе). А потом ткну ее - чтобы не повторялась :-) (хотя наверняка ей интересно будет и сравнить впечатления о далеком прошлом с разницей в 20 лет). Все было по-взрослому: записывали на магнитофон, затем расшифровывали (и напечатали на машинке), записи отдали в центр Хубовой (остался экземпляр под копирку). Можно назвать это как "Беседа с семейством Палычей" (как позже называли поколение родителей на даче одни строители :-)) о их мемуарах по ключевым событиям отечественной истории, которым они были свидетелями. Соответственно В.П. - 1928 г.р., Т.П. - 1935 г.р. и Л.П. - 1937 г.р.

"Л.П.: Оглядываясь назад, видишь, что за 72 года своей истории старана пережила много переломных периодов. По возрасту своему я не была свидетельницей Октябрьской революции, гражданской войны, нэпа, индустриализации, коллективизации. Хотя я и была современницей репрессий 1937 и последующих годов, но в силу возраста не воспринимала их никак. Начало войны я помню, но так как из довоенных воспоминаний у меня почти нечего не осталось, то война воспринималась как естественная жизнь - другой я просто не помнила.

Первый крутой поворот, который я пережила сознательно, - это окончание войны, май 1945 г.

В.П.: В конце мая 1941 г. после окончания занятий в 5-ом классе школы я вместе с матерью выехал на отдых в деревню Донино, в 50 км. от Москвы. В деревне не было ни радио, ни электричества (да и мой детекторный радиоприемник сломался). Ничто не предвещало ужасного сообщения. В 12 часов дня 22 июня в деревню приехал один колхозник из райцентра, из города Раменское, и сказал, что началась война с Германией. Он слышал это не по радио, а из разговоров в райцентре, ему не очень поверили, так как за две недели до этого было сообщение ТАСС в газетах о том, что войны с Германией не предвидится.

Однако, в 2 часа дня пришел пригородный поезд из Москвы, и в деревню пришли люди, которые сами слышали выступление Молотова по радио о том, что Германия без объявления войны внезапно напала на нашу страну. Сомнений у людей не было - это война. По деревне раздался женский плач, и начались проводы мужчин, призываемых в Красную Армию.

Рядом с нами жил старый солдат, участник войны с немцами в 1914 году; он сказал, что война с Германией будет трудной и длительной. Старый солдат выразил уверенность в том, что Красная Армия разобьет фашистов. Через два дня в деревне у каждой избы стали рыть убежища-щели на случай сигнала воздушной тревоги.

Настроение у людей было очень тревожное, некоторые дачники уехали сразу в Москву. Через неделю и мы вернулись домой, в Москву, где была уже светомаскировка окон; и сразу вечером была объявлена по радио воздушная тревога. Все жильцы нашего дома вместе с детьми быстро спустились в бомбоубежище под нашим домом, через час был отбой тревоги.

В другой раз мы по сигналу воздушной тревоги направились в метро, где были поставлены деревянные настилы для спуска в туннель, который быстро заполнился людьми, сидевшими на рельсах. Потом были еще воздушные тревоги. А через месяц после начала войны, 22 июля, был первый налет немецкой авиации на Москву, мы находились в бомбоубежище под домом до утра, пока не объявили отбой. Была слышна сильная стрельба зениток. Несколько зажигательных бомб упало на крышу нашего дома, но они были погашены или сброшены на землю дежурными МПВО. Осколки одной немецкой бомбы нам, ребятам, показали. Была объявлена эвакуация из Москвы женщин с детьми. Так началась для меня эта страшная война.

Т.П.: О войне помню эпизодами. Война застала нас с сестрой в городе Киржач Владимирской (тогда Ивановской) области. В мае родители привезли нас, как обычно, на лето к бабушке (маминой маме), а сами вернулись в Москву. Дедушка умер перед войной, то ли в 40-м, то ли в 41 году зимой. В бабушкином доме постоянно жили мамины сестры, у одной из которых были две дочери (наши двоюродные сестры). Старшая из сестер в 41-м году окончила школу, а младшей в то время было 12 лет. Муж самой старшей из маминых сестер (к началу войны ей было около 50 лет) был арестован наверно в 1929 или 1930 году (он был священником в селе Богородское Киржачского района). Он умер в городе Кемь (на Белом море), а тетю раскулачили, и она вынуждена была приехать с дочерьми к родителям. В доме в то время об этом не говорили.

Мне к началу войны не было и шести. Единственно, что помню я о начале войны, - это бабушка, которая пришла из магазина очень взволнованная с поллитровой банкой топленого масла. Она как-то суетливо убирала ее в холодный шкаф в сенях. И вот здесь я впервые услышала слово "война".

Л.П.: Мы с бабушкой стояли около магазина и ждали его открытия. К открытию магазина всегда собиралось много людей. Напротив магазина у так называемой "ожидалки" (сооружения типа веранды с полом и скамейками внутри, предназначенное для ожидания автобуса,. Но я не помню, чтобы автобус в то время ходил), был репродуктор. Вдруг по радио объявили о начале войны. Кто-то из стоявших на ступенях магазина уронил банку, и она, стуча, долго прыгала со ступеньки на ступеньку вниз. Стояла мертвая тишина.

Как только была объявлена война, у нас в саду взрослые, кроме бабушки, вырыли траншею (щель, как они ее называли). Траншею вырыли для нашего дома и для соседнего. Был снят забор между нашими участками, и половина траншеи с земляными ступенями для спуска располагалась на нашей территории, а другая половина во вторым входом располагалась во дворе соседей. Впрочем, за всю войну мы не разу этой траншеей не пользовались, хотя г.Киржач расположен всего в 100 км от Москвы, и в лесу под городом был военный аэродром. Помню только единственный раз, когда над городом летал немецкий самолет, видимо разведчик. Причем узнала я об этом из разговоров взрослых.

Т.П.: А я помню сама. Мы уже спали, было темно. Мама уже была с нами. Она осенью приехала из Москвы. Отец по состоянию здоровья не был призван в армию и всю войну работал в Москве

Пережив все самые сильные бомбежки в Москве, мама различала характерный звук немецкого самолета. Я проснулась от того, что мама не спит. Она была одета и собрала вещи для нас. Мама не заметила, что я проснулась, и вышла на улицу. Там всегда кто-то дежурил: жители охраняли колодцы; видимо, в ту ночь был кто-то из военных. Вскоре она вернулась и сказала кому-то из взрослых, что она спросила у какого-то мужчины, нужно ли идти в бомбоубежище с детьми. Он ответил, чтобы она шла домой и не беспокоилась. Нас она будить не стала. Больше таких тревог я не помню.

Л.П.: Я проспала весь этот эпизод, но наутро в разговоре услышала, что ночью была "ложная тревога". Я долго размышляла об этимологии слова "ложная", связывая ее со словом "ложка", так как слова "ложь" я еще попросту не знала."

(продолжение следует)

Надо бы отдельный журнал для тетушки завести, но пока не согласовал, как его назвать... Она сама будет новые мемуары сочинять на ноутбуке. Надеюсь - уже третий год трясу (анонс разместил даже тут некоторое время назад :-) http://b-graf.livejournal.com/98882.html ). Вообще все лето предвкушал, как это видно из содержания журнала за последние три-четыре месяца (поехала на дачу ведь она с ноутбуком), но яблочный сезон сорвал мемуары...
Tags: семейная история
Subscribe

  • По библиотеке

    ходил общительный "пожилой ученый" азиатской наружности. В национально украшенной орнаментами не то пижаме, не то спортивном костюме. Тюбетейки или…

  • Не про Инессу Арманд

    О политической близости или Кто с кем спал в Русской революции. (Попытка рейтинга :-)) 1. Милюков со Скобелевым на шубе Родзянко в Таврическом…

  • Сколько сейчас

    по улицам ходит лысеющих теток младшего среднего возраста (про мужиков даже не говорю, этих и раньше полно было). Где-то до половины черепа залысина…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments