May 27th, 2011

юзерпик

Продолжение

среднешкольное (с третьего раза - система, видимо, потихоньку сыплется, даже в Ворде не запоминает иногда).

Такова была краткая история пяти десятилетий Одесского коммерческого училища, на последнее из которых пришлось "среднешкольное движение". За это и предшествующее десятилетие состав учащихся существенно изменился: в связи с введением процентной нормы доля православных стала расти (в 1887 - 1897 г.г. их число колебалось между 65 и 70, далее по 1903 г. - между 58 и 94, а к 1912 г. возросло до 125 чел.), количество евреев достигло максимального в 1895 г. (410) и в первые годы XX в. колебалось на высоком уровне (в 1902/3 г.г. - второй пик 402 чел.), но к 1912 г. снизилось до 138 чел. Число инославных христиан снижалось плавно с 40 до примерно 20 в течение всего периода (в связи с уменьшением числа учащихся-иностранцев), общее число учеников также снизилось (в 1887-1892 г.г. выросло почти до 500, а с 1903 по 1912 г.г. снизилось до приблизительно 300 чел., что, собственно быстро и изменило пропорцию). Однако, накануне и в период собственно революционных событий более существенным было изменение социального состава учащихся: в 90-е г.г. в училище преобладали мещане (максимум 261 в 1896 г.), а далее их число стабильно снижалось (до 84 в 1912 г.), вместо них выросла доля купцов (с 1890 по 1903 г.г. - с 147 до 219 чел.). Это связано с процентной нормой: среди евреев предпочтение стало отдаваться купеческим детям, включая занятие пустующих христианских вакансий, поскольку училище, хотя и имело казенный статус, содержалось по уставу на средства купеческого общества Одессы (в отличие от коммерческого училища Фейга, частного, открывшегося в 1893 г. в связи с невозможностью попасть в казенное училище всему наплыву желающих). В дальнейшем, опять-таки в связи с более строгим проведением процентной нормы число купеческих детей снизилось до 108 в 1912 г., вместо них в училище стало больше крестьян (56 в 1912 г. против колебания между 15 и 30 в 90-е г.г.), чему, возможно, способствовал рост количества стипендий (30 на 300 учащихся против примерно 10-15 на 500 в первой половине 90-х г.г.). С изменением социального состава изменились и жизненные устремления учащихся: среди выпускников первых 30-35 лет преобладали всякого рода служащие коммерческих предприятий или сами предприниматели в семейном бизнесе (что видно из указания занятий в списках выпускников), тогда как среди выпускников конца 90-х-900-х г.г. встречается гораздо больше лиц с высшим образованием (часто инженерным), а также продолжающих еще учиться студентов. Таким образом, училище стало только этапом в получении образования для значительной доли учащихся, которые стали происходить из более высокостатусных слоев, чем ранее, а не основным способом приобретения полезных коммерческих знаний, полностью обеспечивавших бы дальнейшую карьеру, как в ранние годы.

Разницу подчеркивает характеристика, данная в первой части отчета (воспроизведшая издание 1887 г.): "За все двадцатипятилетнее существование училища ни один воспитанник его ни во время пребывания в школе, ни по выходе из нее не попадал в пагубную среду людей, зараженных учением социализма, и не фигурировал ни в одном политическом процессе." Об ориентации в первый период училища на истеблишмент купеческого общества (со взаимным им признанием и даже до 1892 г. - соседством в одном здании) говорят даже факты посещения училища коронованным особами (первым был бразильский император, путешествовавший по Европе инкогнито, а вторым - будущий король Италии); а на рубеже XIX-XX в.в. училище довольствовалось лишь участием в общих приветствиях на улицах города Николаю II во время его приездов в Одессу в 1904 и 1909 гг. В 90-е г.г. дисциплина в училище была еще строгой - фиксировались малейшие ее нарушения, до несколько тысяч разного рода проступков в год, но уже в 1901 г. стали отмечаться более серьезные нарушения (неповиновение наставникам и преподавателям, подстрекание других учеников к таким проступкам). Изменение состава и устремлений учащихся диссонировало с направлением педагогической деятельности начала XX в. - при директоре Н.А.Иванцове (1902-1904 г.г.) введены более либеральные порядки: ведение журнала посещений учениками (что вело к появлению ложных записей), попытка замены баллов "нетравмирующими" обозначениями (хор., плох. и т.д.), в связи с этим ослабление текущего информирования родителей об успехах учащихся, а также дозволение выпуска ученического рукописного журнала "Маяк". Все эти либеральные нововедения привели при оглашении результатов года в мае 1903 г. к беспорядкам во дворе училища и в прилегающих кварталах, причем с участием родителей. В последующие два учебных года были предприняты меры по устранению последствий этого педагогического эксперимента, но тут наступил 1905 г. В январе - мае в училище развращающую роль в дисциплине сыграл лаборант студент Верзилов, но на два страших класса также начали влиять и забастовки в других учебных заведениях города. Весной вопрос был все же решен разделением выпускного класса на 2 отделения, в одном из которых собрали сторонников забастовки, делавших всякого рода выходки в учебное время и в рекреациях, но осенью ученики стали чаще манкировать занятиями под влиянием организаций, возникнувших в городе, и в октябре началась забастовка учащихся - до января занятий не было. Первая половина 1906 г. прошла в тревожном настроении, т.к. многие семьи "постигли ужасы кровавых событий конца 1905 г." (т.е. погрома), многие семьи покинули город, классы занимались в неполном составе (иногда из 40 учащихся было менее 10). Однако в 1906/7 учебном году дерзкое поведение возобновилось - особенно отличилось одно из отделений VI класса, демонстративно нарушившее дисциплину в память октябрьских событий 1905 г., в результате чего решением Совета и Педагогического комитета занятия в этом классе были закрыты в конце ноября 1906 г.; второе отделение тоже высказало солидарность с первым, в результате чего класс допущен к занятиям только в марте 1907 г. Об остроте положения говорит упоминание ходатайств пед.коллектива перед местной администрацией об освобождении арестованных и высланных из города воспитанников училища по поводу подозрения в попытке устроить в здании училища взрыв. Но в дальнейшем занятия не нарушались. Революционный период стоил жизни директору училища П.А.Искре, умершему от переживаний в 1907 г...

Какие же еще были причины внезапного революционного взрыва в отдельно взятом Коммерческом училище помимо роста самоуверенности учащихся из состоятельных семей, поддерживаемой педагогическими экспериментами, и влияния событий в городе ? Представляется, что весьма существенным было преобразование училища из 6 в 7 классное: как уже упоминалось, в 6 классном училище учиться было сложно, значительная часть воспитанников не могла пройти программу в срок, оставаясь на второй год и не по одному разу. В 7-классном же училище был добавлен год, да еще действовал к тому же и приготовительный класс, распределение предметов изменилось (часть усилено, но вместе с этим был исключен, скажем, итальянский язык) - показатели успеваемости выросли. Одним словом, в училище стало гораздо больше свободного времени, и выпускник 1911 г. Исаак Бабель отмечал в мемуарах, что дома его мучили всякой талмудистикой с древними языками, "отдыхал в школе". Возможно, сдерживающим фактором некоторое время были классы торгового мореплавания (1898 - 1901 г.г.), сохранявшие серьезный настрой у учащихся, далее выделенные в отдельное учебное заведение. Во всяком случае, тогда, как указывается в справочниках, в училище учился будущий известный в городе социал-демократ (потом - анархист) Д.Новомирский-Кирилловский (но в юбилейных списках я его то ли незаметил, то ли он учился под еще какой-то фамилией). Однако, в период обучения он еще не склонился к революционной деятельности, сделался революционером уже после школы, т.е. несмотря на наклонности (и не только у него - в мемуарах он сообщает, что с друзьями хотел сбежать в США, чтобы нести знамя социалистической революции не из самого слабого, а из самого сильного звена :-)) в процессе обучения были сдерживающие факторы. Возможно, дело в авторитете педагогов: в 1899 г. умер Дель-Бубба, преподаватель итальяснского и, кажется, общественник (например, именно он помог составить стихотворное приветствие будущему Виктору Эммануилу III). Или в национальном составе их - возможно, в 90-е г.г. училище представлялось учащимся и в целом более интернациональным (ведь и среди учеников было больше иностранцев), а в 900-е г.г. стало больше похоже на "воплощение самодержавия".

Из сборника неясным остается, конечно, наличие или отсутствие подпольных организаций. Можно предположить, что в 90-е г.г. их скорее всего не было (сомнительно, чтобы воспитанники участвовали в гимназических съездах). Однако, в 1900 г. (как сообщает упомянутый Титлинов) учащимися средних учебных заведений был организован "Еврейский товарищеский союз", центр которого был в Москве, но было и Одесское отделение (наряду с Петербургом, Варшавой, Вильной, Казанью, Киевом, Рязанью, Воронежем и т.д. - действовал во всероссийском масштабе). В связи с национальным составом училища не исключено, что его воспитанники участвовали в его работе...

В целом же причиной движения стала новая амбициозная молодежь. Вывод, конечно, довольно банальный, но по совокупности внешних условий и внутренних ее свойств из всего описанного следует именно это...
юзерпик

Читая рецензию

на книгу о происхождении названия Белоруссии в средние века (т.е. Белой Руси) пришла мысль, как приблизительно перевести обозначение современного президента Беларуси на язык эпохи второго югославянского влияния:

Албанский деспот

(конечно, строго говоря, нужна латинизированная форма этого обозначения, но по-русски выходит доходчивей :-))