November 29th, 2015

юзерпик

В пятницу

простудился на похоронах. В плохом смысле, т.е. буквально. В чем дело было: а на час с лишним задержали - то тело выдавать не хотели (не готово), то чужое (очередь мол не подошла). Плохо в Склифе все организовано: предыдущей группе пришлось свой гроб на асфальт ставить, пока микроавтобусы разъехались и какой надо им подогнали. Но в итоге народу было очень много, Магидов ведь был очень популярен в ИАИ, несмотря на специфичность этой специализации. Начальство все тоже было - и ректор, и Комсомолец, и Гриша-декан (также Басовская и еще кое-кто; про зав. ближайших кафедр даже и не говорю). Ну, прямое ближайшее начальство обязательно и по статусу, и с учетом биографий; хотя, обратил внимание, Пивовар тоже вроде на все похороны профессоров (и просто докторов наук ?) ходит. Во всяком случае - в случае ИАИ, вот не знаю, как "за всю Одессу" (корпоративная солидарность вроде как именно с ИАИ ?). Цветов где-то слой больше полуметра над гробом, даже не знаю, как с ними потом справились - я-то свои положил и ушел на работу (и так опоздал сильно)... Покойного В.М. я очень давно не видел - сейчас вот в последний раз, выходит, но помню его рассказ, как он горел в самолете (но выпрыгнул и успел отбежать, не пострадал) - в юности он служил аэродромным техником, видимо в армии, не помню уже подробностей (какая-то тусовка за рюмкой была в 90-е г.г. или начале 2000-х; надеюсь ни с кем его не путаю, вроде это он про себя рассказывал)...

Сказали мне, что в марте будет конференция по истории госучреждений на соответствующей кафедре, более широкая, не по железнодорожному транспорту ПМВ, как в 2014 г., т.е. можно приходить...

В субботу на НонФикшене купил килограмм 7-8 книг. Не взвешивал - в двух пакетах. Вроде подорожали, цена порядка 500 руб. за штуку; но и другая тенденция: толстых книжек много теперь издают, самая толстая была на 828 с., а вообще толстых увеличенного формата более 500 стр. - штук 5.

Из "общеукрепляющих" - про историческую социологию Р.Лахмана (т.е. каков Ихний контекст ее - там это в рамках социологии, а не истории, как у нас), Р.Тоштендаля про историческую профессию, учебное пособие про академическое литературоведение (чем хорошо: сквозное рассмотрение дореволюционного и советского периода, хотя и без последних десятилетий), номер Логоса про когнитивные исследования, пособие про теорию игр в общественных науках (от жадности - все-таки, для чистых гуманитариев надо сильнее разжевывать, а там задачки даны тоже), МакЛюэна (тоже от жадности, но что-то нужно иметь, а то распродадут), и "Как становятся профессорами" (на примере социологии 5 стран, включая и РФ). Кажется, последняя книжка должна стать если не настольной для администраторов всех наук, но ознакомиться стоит. Ну, возможно, что-то существенное в их области пример социологии и не раскроет (например, полагаю, для естественников в РФ существенной будет научно-техническая база, накапливаемая и передаваемая по наследству, и во многих случаях по ценности существенно превосходящая текущее финансирование - ведь и Гриша, пока мы мерзли, похвастался выигранным сражением за монтажные столы, и это ведь гуманитарная область :-)) , однако "чужой пример - другим наука". Занятно, что кое-что из идей авторов пиарилось до выхода книжки в научпопе (про салон и клуб как метафоры форм организации науки; в книжке вместо "клуба" - "индустриальный контроль"). Впрочем, не авторами, возможно, это широко распространено у социологов (Вест-сайда :-)).

Из специальных - Булдакова нового про ПМВ (вот предыдущего пропустил), Гребенкина - про офицерство в период ПМВ и революции, коллективный международный словарь про революцию 1917 г. (русское расширенное издание довольно старого англоязычного - наше своевременно не вышло из-за дефолта 1998 г., видимо), две книжки И.Орлова (про коммунальное хозяйства и про советскую повседневность), Гайда про царизЬм и общественность в борьбе за светлое будущее с друг другом (11-17, продолжает К.Соловьева, как понял; интересен взгляд московской школы, а то что-то питерская доминировала) и Куренков про партийную секретность (т.е. диссер как был, вроде без изменений, но это надо проверять - может, наоборот что сократил). У Ф.Гайды занятен прием обращения с литературой, видимо, не заслуживающей по его мнению внимания: включать ее в список использованной, но в тексте не цитировать и никак не характеризовать (где-то читал про такое, но чтоб историки использовали, впервые вижу; ну, если правильно идею понял, конечно - проверил пару тройку по именному указателю). Кстати, большая положительная тенденция книгоиздания - именные указатели чаще стали встречаться, иногда есть и предметные; может и не зря деньгу больше стали драть (помимо инфляции) ?