February 5th, 2017

юзерпик

Кое-что про науку и общество

В науч.поп. журнале "В мире науки/Scientific american" (№ 12 за прошлый год) интересный спецрепортаж об освещении науки СМИ (со всеми посредниками, т.е. администрациями науч. учреждений и правительственными агенствами) и участии в этом самих ученых. На американском материале - и проблемы совершенно не похожи на нашу постсоветскую практику. (Ну, может и похожи, но отнюдь не применительно к науке...)

По первому пункту - переводная статья о манипулировании журналистами со стороны правительственных агентств и университетов США путем временнЫх эмбарго - закрытых брифингов о готовящихся публикациях с запретом обсуждения (тем более - опубликования) их до определенных дат (обычно - издания этих публикаций), что достигается отказом от дальнейшего сотрудничества с нарушителями. Благодаря этому эти авторы новостей надеются достичь влияния через лидеров мнения - поскольку только получившие заранее материалы журналисты будут готовы с новостями в момент выпуска публикаций в свет, и поэтому на них будут ориентироваться другие журналисты, у которых будет слишком мало времени, чтобы разобраться. Другим эффектом является заглушение общественной критики: не имея возможности обратиться за комментарием к третьим лицам до окончания эмбарго, журналистам приходится опираться исключительно на материалы, предоставленные на брифинге авторами новостей (а потом обычно некогда переделывать уже готовый материал, исключения редки - в рассмотренных примерах где-то в 1/10 случаев, да и то иногда обращение к третьим лицам формально и не является оценкой или критикой новости). Особенно этот трюк характерен для Управления по надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов, хотя и в корне противоречит официально объявленной им политики освещения своей деятельности. (В его случае общественная критика вполне себе актуальна, в отличие, может быть, от каких-то специальных дисциплин - но сильно влияет на всех, в той степени, что при специальном опросе сами журналисты неохотно признают влияние временнЫх эмбарго, хотя оно есть - приведены примеры излишней популяризации научных новостей, быстро опровергнутых).

Второй пункт представлен тоже переводной статьей "О тяжкой доле популяризаторов науки". Главный ее тезис, пожалуй, наиболее неожиданен для российского читателя: "В научных кругах давно существует негласный запрет на общение с широкой публикой, но социальные сети постепенно ломают этот стереотип". Первая часть тезиса проиллюстирована примерами, где популяризаторам коллеги пишут отрицательные рецензии и снимают финансирование. (При том, что статистика говорит, что популяризаторы пишут больше и более влиятельных собственно научных статей, чем непопуляризаторы). Это называется "эффект Сагана" - известный популяризатор Карл Саган подвергался насмешкам коллег и лишился многих карьерных перспектив (не стал профессором в Гарварде в 60-е и т.д.). Примеры показывают, что скорее всего это чисто американская черта: кореец из Калифорнийского университета ведет большую просветительную работу на родине, его узнают на улицах и т.д., а в США вообще не выступает вне университета, т.е. ведет двойную жизнь в этом отношении. Из числа опрошенных маститые профессоры (в частности, экономист Д.Канеман) и сейчас не рекомендуют заниматься молодым ученым популяризаторством, т.к. они рискуют в этом случае не получить постоянной должности (т.е. в принципе можно, но не ранее получения профессорства). Меньшинства (женщины и цветные) оказываются в особенно сложном положении, т.к. с одной стороны рискуют получить этот "эффект Сагана", а с другой они находятся под сильным институциональным давлением в пользу выступлений перед публикой (в качестве демонстраторов равноправия - даже если этот статус им не нравится и склонности к популяризаторству они не имеют). Однако, в последнее время политика учреждений начинает меняться: администрация некоторых университетов - за PR своих достижений в сети, а Национальный научный фонд ввел в качестве одного из критериев для получения грантов "массовое воздействие", т.е. информирование населения о научных открытиях.

(Вполне очевидно, что для РФ это все неактуально - разница в подаче бросается в глаза в том же номере журнала между переводными статьями и статьями об отечественной науке, которые часто в форме именно интервью - наши готовы сообщать о кухне, т.е. о еще неопубликованных работах. А что проблема общественной критики науки у журналистов отсутствует у нас "более чем полностью" - тоже очевидно, и понятно, что связано это с плохим финансированием науки и сочувственным отношением со стороны пишущих о науке журналистов "ко всему, в чем еще теплится жизнь"...)
юзерпик

Сбыча мечт за 40 лет

"Настоящей революцией в электронной вычислительной технике явилось бы создание недорогой оперативной памяти (ОП) большой емкости - порядка 10>10 - 10>12 байт" (Дроздов Е.А., Комарницкий В.А., Пятибратов А.П. Электронные вычислительные машины Единой системы. М.: Машиностроение, 1976. С.646)

И сбылось ведь - теперь даже в настольных персоналках (от 8 Гб), хотя пока и не в телефонах... (у суперкомпьютеров такие показатели достигнуты уже в первую половину 90-х АФАИК)