February 28th, 2017

юзерпик

Дисциплиноведение

ВШЭ выпустила книжку, которую редакторы (являющиеся также и авторами ряда статей, включая вводную и заключительную) обозначили монографией по сабжу. (Ну, конечно, сам этот смешной неологизм они не использовали, но не менее забавные вполне себе там присутствуют :-)) -

Науки о человеке: история дисциплин / сост. и отв.ред. А.Н.Дмитриев и И.М.Савельева. М.: Изд.дом ВШЭ, 2015. 652 с. 300 экз.

Однако, на деле это скорее сборник статей системы "братская могила", часть из которых носит странный характер - как бы статьи, не принятые иностранными журналами к печати, и при этом по недоразумению написанные на русском языке. (Это по критерию референтной группы - игнорирование смежной русскоязычной литературы). Статьи сборника названы "главами", но только часть их может быть с натяжкой отнесена к таковым (и только введение и заключительная глава, написанные одним из редакторов, могли бы определенно составить части монографии), другая часть их - явно "из наличия" (авторы сдали что есть в загашнике и каким-то боком по теме подходит - например, что наработали по каким-то другим грантам). Сборник состоит из трех частей, согласно данной во введении периодизации развития дисциплин: период зарождения (раннее Новое время), "золотой век дисциплиностроительства", "после дисциплин" или новая дисциплинарность ?". На деле статьи и в третьем разделе - тоже о дисциплинах, и только две имеют предметы, дисциплинами не являющимися (культурные исследования, сохраняющие междисциплинарный характер, и публичная история, отнесенная к профессиям, а не дисциплинам). Наиболее интересны статьи иностранных авторов (в приложении дан перевод известной статьи А.Момильяно "Древняя история и любители древности" 1950 г. о роли "антикваризма" в становлении исторического метода и включении ранее отдельного направления в состав историографии), также - статьи реферативного типа по обзорной иностранной литературе, а также про легко обозримые предметы, связанные с ограниченным размером учреждений, в которых те или иные дисциплины развивались. Из первой группы (помимо Момильяно) интересна статья о различии национальных моделей влияния академий Британии, Франции и Пруссии на специализацию и профессионализацию науки (из-за особенностей общественного положения академий), и, наоборот, статья об общем в развитии отношений профессий и научных дисциплин с сер. XIX по сер. XX в.в. Из "легко обозримых предметов" наиболее интересна статья о противостоянии языкознания и лингвистики в МГУ (и формировании лингвистики как отдельной дисциплины помимо МГУ, но с влиянием "ОСиПЛян"), и статья о советском наследии в развитии университетской философии в РФ (обозримость здесь достигается тем, что при росте на порядок числа философских факультетов, надо помнить, что в советское время их было всего штук 5). Из статьей реферативного типа помимо обзора развития культурных исследований и публичной истории интересны статьи об изменении легитимации социологии в послевоенных США (обрывающаяся практически на полуслове - очевидно, автор заготовил продолжение для каких-то других изданий), о поведенческой экономике (написана экономистом в типичной их манере - в отличие от всех других, автор излагает также и основные содержательные достижения и проблемы этого направления, а не только соображения о направлении развития дисциплины), об американизации экономической науки и доле сохраняющихся местных традиций, а также - введение и заключительная глава (про собственно состояние "дисциплиноведения" и результатах исследования истории разных дисциплин). Вообще более интересные статьи по большей части, кажется (если это я только не притерпелся к содержанию сборника по мере чтения :-)), находятся ближе к концу сборника, в других частях есть неудачные: особенно о Гуссерле и кризисе теории разделения наук, похожая на извлеченный к случаю откуда-то учебный реферат (при том что другая статья того же автора в сборнике - нормального уровня), и "российская социология в имперском контексте" от редакторов Ab Imperio, где авторы пытаются все характерные черты ее вывести из якобы забот по освоению имперского пространства и т.п. (впрочем там есть интересные частные наблюдения и сведения - о связях М.М.Ковалевского с Томасом, который "Польский крестьянин в Европе и Америке" на пару с Знанецким). Составители старались охватить все дисциплины, там есть про психологию, юриспруденцию (на отечественных примерах) и про исторические дисциплины в разных хронологических и национальных изводах (про антидисциплинарный проект Вико, про мифологию в составе Altertumswissenschaft, про "русские древности", про зачины к общим курсам русской истории). Однако, вышло так, что не все статьи - в рамках изучения дисциплин науковедением, как хотели составители (хотя и обращаются к их истории): "советская социология как полицейская наука" - явно про общественное положение и функции, а не о соотношении с другими дисциплинами и др. науковедческих вопросах, а статья про генеалогию метода в науках об историческом мире XVI в. - не про историю, а про тогдашний аналог нынешней "критической философии истории" (поэтому с Момильяно тем же она не пересекается совсем и никак). Единственная статья, где хоть как-то затрагивается вопрос о соотношении развития естественнонаучных дисциплин и дисциплин в гуманитарных и общественных науках (а этот вопрос напрашивается применительно к раннему периоду) - в статье о взглядах молодого Лейбница на классификацию наук. Одним словом, как итоговую оценку следует отметить, что небольшой тираж сборника оправдан; был бы разочарован, но брал из-за удобного Момильяно (в переводе раскрыты латинские, итальянские и пр. иноязычные цитаты).