April 12th, 2017

юзерпик

Несостоявшееся убийство Ленина

(ну не могу долждаться 13 апреля по старому стилю и даже по новому :-))

В общем, в упомянутых в связи с пранкерами 1917 г. мемуарах ген.-лейт. Аверьянова есть и про личное его участие в организации сабжа. Окончательно разругавшись с Военным министром Беляевым, Аверьянов сказался больным (он действительно страдал от обмороков прямо на службе и ранее летом 1916 г. провел по совету врачей почти целую неделю в кровати), а сам стал добиваться назначения в действующую армию (задержка была связана с тем, что ему хотелось на Кавказский фронт, т.к. ранее он служил на Кавказе, в том числе разведчиком под консульским прикрытием в Турции). За это время в его приемной оказалось большое количество визиток всякого рода оппозиционных деятелей, т.к. для публики его уход выглядел политической акцией против "темных сил". В таком виде застала его Февральская революция (в мемуарах - большой рассказ о поездке в Таврический дворец в "морском грузовике" с характеристикой основных деятелей Временного комитета Госдумы, помощников Гучкова, а потом Керенского как Военного министра, но здесь речь не об этом), и благодаря сложившейся репутации он был вновь назначен начальником Генерального штаба. Вскоре в генерал-квартирмейстеры был выдвинут Н.М.Потапов, будущий посредник между Военным министерством и большевиками (благодаря дружбе с Кедровым), в смысле, после Октября и дружбе с большевиком Кедровым, а отнюдь не в тот момент с адмиралом Кедровым; в свою очередь Н.М.Потапова не надо путать с А.С.Потаповым (членом, а потом председателем Военной Комиссии, с репутацией сумасшедшего - Аверьянов подтверждает эту его характеристику). Аверьянов в мемуарах высоко ценил Н.М.Потапова (написаны в 1925 г., когда не была известна его истинная роль в операции "Трест", и наоборот, была известна только его легендированная роль) и, видимо, доверял ему и в 1917 г.

Такова была должностная диспозиция к моменту фрагмента о сабже. В общем, в один прекрасный апрельский день на прием к Военному министру стал рваться некий взволнованный молодой человек, а поскольку это не удалось, к начальнику Генштаба. Аверьянов его все же принял, тот отрекомендовался студентом, по происхождению из Харькова, анархистом, устроившемся работать в штаб самой демократической партии, большевиков, в особняк Кшесинской. Студент был взволнован прогерманской ориентацией большевиков, считая их изменниками (вот так, патриот несмотря на анархизм), и предложел свои услуги по расследованию. Аверьянов уговорил его встретиться с генерал-квартирмейстером (в чьей компетенции была разведка и контрразведка) Потаповым, и после беседы с ним Потапов счел его достойным внимания (компрометацию можно было исключить, т.к. в то время не нужно было предлогов для направления их в отставку). В общем, сначала было решено направить студента для расследования за границу в Стокгольм и Копенгаген (откуда он обещал достать улики), но сперва он собирался съездить к родным в Харьков устроить какие-то домашние дела. Но через некоторое время план изменился: студент предложил свои услуги по убийству самого Ленина ! И в общем-то Аверьянов и Потапов согласились; однако, это было уже в первые дни мая при ожидавшейся отставке Аверьянова в связи со сменой Военного министра на Керенского (с которым Аверьянов не ожидал сработаться), и он перепоручил этот вопрос остававшемуся Потапову, уезжая сам на вожделенный Кавказ в качестве Верховного комиссара Армении и Начальника снабжения округа. Очевидно, что с учетом связей Потапова никакого дальнейшего движения вопрос этот ни в каком виде (ни как расследование, ни как политическое убийство) не получил, и кто был этот студент, мемуары не поясняют (имя никак не названо - видимо, Аверьянов ничего не знал о его дальнейшей судьбе и боялся навредить).