November 5th, 2017

юзерпик

Про шпионов

(из "про книжки"). В 1ч. 2-го т. издания "Следственное дело большевиков" имеются показания нач. КЧ Штаба ВГК полк. Н.В.Терехова (сентябрь 1917 г.), который ранее до ПМВ был сотрудником РО штаба Варшавского ВО, а с началом войны - 2ой армии. В них, между прочим, утверждается, что Я.Фюрстенберг в начале ПМВ был подагентом агента Иосифа Герца, которые были направлены в Копенгаген (Фюрстенберг позже - в июне 1915 г.), причем Фюрстенберг описан как темная личность, и указано, что в их отношении далее было начато предварительное следствие по подозрению в шпионаже. Похожие сведения есть в "Военной разведке России" М.Алексеева (Кн.3, ч.1), где указано на посылку в Копенгаген в начале ПМВ агента под псевдонимом "Лякс" с двумя подагентами (без раскрытия фамилий), и жалобы того на отсутствие денег на оплату им. Правда, это в описании деятельности агентуры всего Сев-Зап. фронта, но, возможно, в это время еще распределения кадров б.штаба Варшавского ВО еще не произошло. И в разделе описания работы штабов армий также указывается о посылке агента штаба 2ой Армии в Данию, результаты командировки которого неизвестны - возможно, это про того же агента (так мало могло отразиться в документах в связи с поражением 2ой армии в Пруссии).

Если это так, то это пример неудачной вербовки (видимо, сотрудничая с русской разведкой, Фюрстенберг-Ганецкий банально хотел получить для себя способ выездов за границу для партийных или личных целей). Это может быть и совсем не так, т.к. Терехов по фото не опознал "нужного" Фюрстенберга-Ганецкого (однако, указал на наличие брата, впрочем, тоже без совпадения - Исидор, а не Генрих; фото в публикации не приводится, хотя фото правильное, т.к. Ганецкий опознан на нем Суменсон и Коллонтай). Если все же да (т.е. в 1914 г. все же был Фюрстенберг-Ганецкий, а Терехов в 1917 г. просто не опознал его на фото, т.к. тот за столько времени мог изменить внешность), то возможная ошибка с вербовкой - по неопытности русской контрразведки, жандармская линия была удачней, т.к. стала использовать в военное время скомпрометированных уже сотрудничеством с собой лиц. Наиболее известное (благодаря очерку Щеголева) удачное жандармское приобретение для периода ПМВ - Бенцион Долин, до войны работавший в Бунде и среди анархистов как агент "Абрам (Ленин)" и пр., а во время ПМВ как агент "Шарль". Правда, он тоже стал подозреваться в связях с немцами, после февральской революции выступил с версией о попустительстве властей в деле о взрыве линкора "Императрица Мария" (что он предупреждал о готовящейся диверсии - неясная история, т.к. если он и давал это сообщение, то когда уже находился на подозрении), и в итоге застрелился как провокатор после Февраля.